Пограничные психические расстройства у незрячих детей.

У обследованных слепых детей чаще всего воспитание проходило по типу гипоопеки и безнадзорности. Как правило, дети воспитывались в неполной семье (отсутствие отца) при равнодушном, а иногда холодном и полностью безучастном отношении родных и близких к их интересам и потребностям. Родные часто напоминали ребенку о его физическом дефекте, раздражались при его неловкости и нерасторопности, называли обидными словами. В некоторых случаях гипоопека достигала степени почти полной безнадзорности.

Это, как правило, имело место в семьях, где один или оба родителя страдали алкоголизмом, в присутствии ребенка выясняли отношения друг с другом, устраивали скандалы и драки. Дети, предоставленные сами себе, большую часть времени проводили на улице. При поступлении в школу у них обнаруживали выраженную степень педагогической и социальной запущенности.

У большинства обследованных детей первое осмысленное переживание своей физической неполноценности возникало в возрасте от 3 до 5 лет, по мере развития самосознания и становления взаимоотношений с окружающими людьми. В тех случаях, когда слепота сознательно скрывалась взрослыми от ребенка, они начинали понимать свой физический дефект в период обучения в школе, т. е. в 8—9-летнем возрасте. Осознание своего дефекта у всех детей сопровождалось мучительным чувством собственной неполноценности.

Страхи:

Как отмечает Г. В. Козловская, у слепых детей обнаруживаются разнообразные психические изменения в рамках пограничных расстройств. В возрасте 3-5 лет у детей с нарушением зрения возникают выраженные невротические реакции в виде нарушений сна, явлений вегетососудистой дистонии, расстройств поведения, различных страхов. По времени эти реакции (по типу невроза адаптации) совпадают с первым возрастным кризом, когда слепой ребенок пытается активно адаптироваться к окружающей среде и испытывает при этом определенные трудности, обусловленные его физической неполноценностью. Кроме того, в этот период появляются и психогенно-невротические реакции в ответ на физический дефект.

У детей с глубоким нарушением зрения отмечалась постоянная готовность к страхам. Содержание страхов менялось в соответствии с возрастом. В возрасте 3—5 лет они были, как правило, неопределенными и немотивированными. По мере повзросления они становились более конкретными и часто связанными с дефектом зрения: боязнь упасть или натолкнуться на какой-либо предмет, зайти на незнакомую улицу и т. п.

Нередко возникали страх одиночества и ощущение «присутствия постороннего человека» («кто-то прячется за шкафом», «затаился под кроватью» и т. п.). Дети настороженно прислушивались к различным звукам, возникающим в квартире или проникавшим извне. У многих детей страхи сохранялись довольно длительное время, вплоть до пубертатного возраста. Распространенным феноменом у слепых детей было патологическое фантазирование по типу овладевающих представлений.

Фантазирование:

Фантазирование чаще возникало в возрасте 9—11 лет, сюжет фантазий был достаточно конкретным: эпизоды из услышанных сказок или прочитанных книг, школьные впечатления и т. п. По мере развития этого синдрома содержание фантазий становилось все более оторванным от действительности и нередко принимало устрашающий характер. Такой характер фантазирования, который вообще свойствен детям дошкольного и младшего школьного возраста, по мнению Г. Е. Сухаревой, следует рассматривать как патологическое фантазирование.

Особенность патологического фантазирования заключается в том, что процесс фантазирования постепенно утрачивает свою произвольность и принимает характер овладевающих представлений. Фантазии появлялись как бы помимо воли детей и захватывали их воображение. Характерным для фантазий было то, что слепые дети проецировали воображаемые образы во вне. Они называли свои фантазии «жизнью в сказке», «мультипликацией» и т. п. Иногда подобные переживания слепые дети испытывали во сне. Аналогичные явления описаны А. В. Ярмоленко.